Задать вопрос?

МЧС предлагает туристам-экстремалам покупать страховки в обязательном порядке

5 Октября 2018
Резко вырос внутренний туризм, но, как показала практика, люди не всегда готовы к экстремальным условиям и зачастую пренебрегают безопасностью. А расплачивается в итоге государство на деньги налогоплательщиков. Пострадавших эвакуируют вездеходами, судами на воздушной подушке, а зачастую и вертолетами. То есть развлечения и опасные хобби влетают в копеечку, которую сами спасенные не платят.

В январе 2010 года спасатели после многочасовых поисков обнаружили тела пяти туристов, попавших под снежную лавину в Кабардино-Балкарии. В поисковой операции были задействованы 70 спасателей и два вертолета. После этого Сергей Шойгу, который тогда был главой МЧС, заявил, что за спасение альпинистов, которые терпят бедствие в горах, должны платить федерации этих спортсменов.

- Что касается незарегистрированных групп, то все затраты по поиску я прошу оформить и предъявить Федерации альпинизма или другим организациям, направляющим эти группы в горы, - заявил тогда министр на селекторном совещании в антикризисном центре МЧС.

В Федерации альпинизма России сообщили, что понимают проблему, но во всем мире людей перед выходом на маршруты обязательно страхуют, а если кто-то не застраховался, то в случае беды платит из собственного кармана. В России же система несовершенна, со страхованием проблемы, а денег, выделяемых федерации государством в год, не хватит даже на одну поисковую операцию.

"Закон, который существует сейчас, определяет: спасение людей - прерогатива государства, этим занимается специальная структура, министерство по чрезвычайным ситуациям", - помимо прочего резюмировал вице-президент Федерации альпинизма России Иван Душарин.

На этом тогда дискуссия в целом и завершилась, и стало очевидно, что в любом случае необходимо менять закон, а то и не один, чтобы сдвинуть проблему с мертвой точки.

Потом к дискуссии возвращались уже после того, как главой МЧС стал Владимир Пучков. Отправной точкой стали участившиеся операции по спасению рыбаков со льдин. Министр тогда сетовал, что если раньше рыбаки залезали в вертолет и благодарили пилотов чуть ли не на коленях, то постепенно успокоились и стали воспринимать прилет вертолета как должное и стали требовать забрать их обязательно вместе с уловом, со всем скарбом, а то и вместе со снегоходами и автомобилями на тросах.

Но и в тот раз глава МЧС признал, что рыбаки обнаглели потому, что действующие законы на их стороне. Они демонстративно в присутствии спасателей на берегу опрокидывают предупреждающие знаки и ступают на лед со словами: "Мы по Конституции имеем право находиться в любом месте, и вы не имеете права нас не пускать. Если что, то все равно спасете". Люди выходят на лед при любой погоде, даже если он ходуном ходит от любого прохождения катера. Ничего не останавливает, да еще и экстремальные селфи-видео снимают.

Дорогое удовольствие

Однако все эти годы спасатели хоть и ворчали, что называется, в усы, но надежд на перемены не оставляли и аккуратно подсчитывали, во что обходится беспечность граждан.

Например, в прошлом году на Камчатке, несмотря на волнение моря в 5-6 баллов, двое рыбаков вышли на 6-метровой лодке, хотя прекрасно знали о штормовом предупреждении. Через сутки в экстренные службы обратилась жена одного из рыбаков. Немедленно были организованы поиски, которые продлились две недели. Задействовали три вертолета, несколько судов различных классов, около пятисот спасателей на прочесывание побережья, которые в результате и нашли оба тела, когда их прибило к берегу. Операция обошлась бюджету чуть ли не в 20 миллионов рублей.

Бывают случаи и иного рода со счастливым концом, но от этого не менее дикие. Например, 15 апреля прошлого года в Красноярском крае в акватории водохранилища Березовской ГРЭС оторвало льдину и отнесло от берега на 250 метров. В это время на куске льда находились 118 рыбаков, из которых 15 - дети. Спасательная операция длилась около 3 часов. А если бы их не спасли, прежде всего этих 15 детей, которых безалаберные отцы взяли с собой на лед, несмотря на выставленные предупреждающие знаки? Кто был бы виноват? На кого бы посыпались все шишки?

При этом спасатели подсчитали, что на спасение со льдины каждого любителя подледной рыбалки уходит в среднем по пять тысяч рублей. И это, как полагают общественники Сахалина, лишь нижняя граница стоимости. Вертолет-то ведь приходится поднимать как за десятками дрейфующих рыбаков, так и за двумя-тремя. Поэтому стоимость снятого со льдины местного жителя может достигать и двадцати тысяч рублей.

По примерной стоимости час полета вертолета Ми-8 обходится от 100 до 150 тысяч рублей, моторная лодка - в 1,2 тысячи, судно на воздушной подушке "Хивус" - в тысячу рублей, снегоход - 420.

Эта арифметика приводит к огромным суммам бюджетных расходов. Например, в прошлом году в одной только Свердловской области всего за месяц на профилактику и спасение рыбаков со льда, по самым скромным подсчетам, потратили более 2,3 миллиона рублей.

Любишь кататься, люби и...

В прошлом году в Сибирском региональном центре МЧС России уже заявляли о разработке действенных мер противодействия нерадивым рыбакам. Спасатели на Дальнем Востоке даже заявляли журналистам, что намерены штрафами "воспитывать" чувство самосохранения у любителей подледной рыбалки. Но на какую сумму штрафовать, тогда так и не решили, поскольку опять же это не прописано законом.

А с другой стороны, МЧС действительно для того и существует, чтобы спасать людей. Одно дело, если группа альпинистов, рафтеров или просто туристов зарегистрировалась, согласовала маршрут заранее в МЧС, но так получилось, что попала в беду. Спасти - святое дело. А если люди пошли на свой страх и риск, так что, их не спасать? Или спасать, но потом выкатить счет? А если у спасенных денег нет?

Как сообщили корреспонденту "РГ" в Сибирском региональном центре, а именно спасателям Сибири чаще всего приходится помогать горе-туристам, что надо вводить какие-то законодательные нормы ответственности для тех, кто безответственно относится к безопасности. Запрещать выходить на маршрут, лезть в горы, идти на рыбалку не надо. Но у людей должна быть страховка. Если люди будут застрахованы и будут знать, что в случае нарушений правил им страховку не выплатят, то их не придется заставлять проходить инструктаж и регистрировать свой маршрут. Еще и настаивать будут, зарегистрируйте нас. И тогда многих чрезвычайных ситуаций и трагедий можно будет избежать.

Страховка для экстремала

Чтобы выяснить, сложно ли застраховать экстремальное путешествие и сколько это будет стоить, обозреватель "РГ" обратился к нескольким страховщикам с легендой: планируется двухнедельный поход на байдарках, включающий восхождение на скалы и прыжок с парашютом.

Первое, что выяснилось: в большинстве агентств страховой продукт для экстремальных путешествий просто не продается. Там могут предложить только страховку от несчастного случая или медицинскую. "Агентство - это просто посредник, - сказали в страховом агентстве iPlanet. - Мы реализуем услуги, которые нам предоставляют страховые компании. Если страховой услуги для приключенческого туризма в агентстве нет, лучше обращаться сразу в большую фирму".

В АльфаСтраховании достаточно долго выясняли планы моего горно-водного похода в устной форме, а потом предложили на выбор два варианта:

"Вы можете получить простое страхование от несчастных случаев: 500 тысяч - страховая сумма и 2750 рублей - стоимость полиса на год. Но эта страховка вам, скорее всего, не подойдет", - сразу предупредила менеджер Марина. Проще говоря, последствия добровольной попытки штурмовать скалу со снаряжением несчастным случаем могут не посчитать. Если страхователь не сообщил страховщику, что он собирается заниматься экстремальными видами спорта, то последствия неудачного приземления с парашютом, падения с горного склона на велосипеде или неудавшегося скалолазного опыта придется оплачивать самому.

Второй вариант: "Вам нужно пройти индивидуальное согласование с андеррайтером, - продолжила Марина. - Это сотрудник, который анализирует риски и определяет адекватную риску ставку. Нужно заполнить заявление с описанием маршрута, снаряжения и планом экстремальных мероприятий, заполнить спортивную анкету и финансовое заявление. Эти документы передадут ему, потом может потребоваться собеседование, после чего будет озвучена страховая сумма и стоимость полиса". Кстати, в случае собеседования торг между экстремалом и андеррайтером вполне уместен. Но такая страховка, как мы уже поняли, за полчаса не оформляется.

В страховой кампании "Согласие" таких индивидуальных тонкостей не потребовалось. Сотрудница сверилась с таблицами и сообщила:

"Байдарки и горы в России - это страховая сумма в 30 тысяч евро. Страхуются только дни похода, оплата полиса за один день - 2,5 евро. Туда входит медицинская помощь, поисковые работы и эвакуация - весь набор, необходимый для экстремала".

У такого оперативного подхода есть не только плюсы, но и минусы. Чем проще заключить договор со страховщиком, тем выше вероятность того, что не все возникшие обстоятельства будут признаны страховым случаем. Кстати, по статистике, то или иное ЧП приключается с каждым 100-м туристом, но не все экстремалы могут получить страховую премию. Страховка типового образца поможет компенсировать государству затраченные на спасение средства, но компенсирует туристу утраченное снаряжение, только если это прописано в договоре. Особенно мало шансов покрыть материальный ущерб у экстремалов-любителей, которые плохо знают, как следует вести себя в страховом случае. Поэтому, к примеру, ВТБ Страхование предпочитает так же, как и АльфаСтрахование, проводить страхуемого альпиниста (горнолыжника, дайвера и т.д.) через кабинет андеррайтера. Для его же блага.

Но на прямой вопрос: а хватит ли страховой компании (да и всем другим страховщикам страны) андеррайтеров, если всех экстремалов обяжут страховаться, там отвечают: нет. То есть страховую реформу для искателей приключений моментально провести не получится.

Страховка для экстремала


Чтобы выяснить, сложно ли застраховать экстремальное путешествие и сколько это будет стоить, обозреватель "РГ" обратился к нескольким страховщикам с легендой: планируется двухнедельный поход на байдарках, включающий восхождение на скалы и прыжок с парашютом.

Первое, что выяснилось: в большинстве агентств страховой продукт для экстремальных путешествий просто не продается. Там могут предложить только страховку от несчастного случая или медицинскую. "Агентство - это просто посредник, - сказали в страховом агентстве iPlanet. - Мы реализуем услуги, которые нам предоставляют страховые компании. Если страховой услуги для приключенческого туризма в агентстве нет, лучше обращаться сразу в большую фирму".

В АльфаСтраховании достаточно долго выясняли планы моего горно-водного похода в устной форме, а потом предложили на выбор два варианта:

"Вы можете получить простое страхование от несчастных случаев: 500 тысяч - страховая сумма и 2750 рублей - стоимость полиса на год. Но эта страховка вам, скорее всего, не подойдет", - сразу предупредила менеджер Марина. Проще говоря, последствия добровольной попытки штурмовать скалу со снаряжением несчастным случаем могут не посчитать. Если страхователь не сообщил страховщику, что он собирается заниматься экстремальными видами спорта, то последствия неудачного приземления с парашютом, падения с горного склона на велосипеде или неудавшегося скалолазного опыта придется оплачивать самому.

Второй вариант: "Вам нужно пройти индивидуальное согласование с андеррайтером, - продолжила Марина. - Это сотрудник, который анализирует риски и определяет адекватную риску ставку. Нужно заполнить заявление с описанием маршрута, снаряжения и планом экстремальных мероприятий, заполнить спортивную анкету и финансовое заявление. Эти документы передадут ему, потом может потребоваться собеседование, после чего будет озвучена страховая сумма и стоимость полиса". Кстати, в случае собеседования торг между экстремалом и андеррайтером вполне уместен. Но такая страховка, как мы уже поняли, за полчаса не оформляется.

В страховой кампании "Согласие" таких индивидуальных тонкостей не потребовалось. Сотрудница сверилась с таблицами и сообщила:

"Байдарки и горы в России - это страховая сумма в 30 тысяч евро. Страхуются только дни похода, оплата полиса за один день - 2,5 евро. Туда входит медицинская помощь, поисковые работы и эвакуация - весь набор, необходимый для экстремала".

У такого оперативного подхода есть не только плюсы, но и минусы. Чем проще заключить договор со страховщиком, тем выше вероятность того, что не все возникшие обстоятельства будут признаны страховым случаем. Кстати, по статистике, то или иное ЧП приключается с каждым 100-м туристом, но не все экстремалы могут получить страховую премию. Страховка типового образца поможет компенсировать государству затраченные на спасение средства, но компенсирует туристу утраченное снаряжение, только если это прописано в договоре. Особенно мало шансов покрыть материальный ущерб у экстремалов-любителей, которые плохо знают, как следует вести себя в страховом случае. Поэтому, к примеру, ВТБ Страхование предпочитает так же, как и АльфаСтрахование, проводить страхуемого альпиниста (горнолыжника, дайвера и т.д.) через кабинет андеррайтера. Для его же блага.

Но на прямой вопрос: а хватит ли страховой компании (да и всем другим страховщикам страны) андеррайтеров, если всех экстремалов обяжут страховаться, там отвечают: нет. То есть страховую реформу для искателей приключений моментально провести не получится.

Источник: https://rg.ru/2018/08/15/nuzhno-li-vvodit-shtrafy-i-obiazatelnoe-strahovanie-dlia-dikih-turistov.htm...